— Настя, зачем оно тебе надо, тут надо водку пить и матом ругаться... Анастасия Яблокова вспоминает свой разговор с капитаном, когда только пришла на флот.

— Что правда надо?, — уточняю я.

— Ну, иногда приходится, — улыбается.

Анастасия выросла в семье потомственных моряков. В Украинском Дунайском пароходстве ее фамилию знают еще по дедушке. Но, несмотря на это, не думала, что и ее жизнь будет связана с флотом. Рассказывает, что учиться на судоводителя пошла только ради родителей, и даже когда проходила первую плавпрактику не была уверена, что останется.

Анастасии тридцать лет, десять из которых — она работает в УДП. В 2004 году, когда она поступала в Измаильский филиал Одесской морской национальной академии — был первый год, когда на судовождение набирали девушек. Помните поговорку — женщина на корабле — к несчастью? Исторически сложилось, что в судоходной отрасли всегда доминировали мужчины. Независимо от их достижений в морском секторе, женщины составляют лишь около 2% всего мирового морского персонала. Но сегодня ситуация меняется — все больше женщин с каждым годом поступают в мореходку. Слышать в эфире во время переговоров женский голос — уже не такая дикость. Но, отношение мужчин все равно остается скептическим.

О традициях посвящения в моряки Дуная, сложности профессии, отличии теплоходов УДП и мечте стать капитаном в интервью второго помощника капитана Анастасии Яблоковой для рубрики „Люди дела“.

О семье моряков и серьезности профессии

В пароходстве работала вся моя семья — родители, сестра, бабушка с дедушкой. Но штурман — я одна. Папа и дедушка — работали боцманами, мама — поваром. Бабушка с дедушкой познакомились на теплоходе. Потом бабушка перешла на берег работать в отдел снабжения, а дедушка работал на флоте. Если мой сын тоже пойдет по этому пути — я буду только рада. В любом случае, я предоставлю ему право выбора. Сейчас он говорит, что хочет быть, как мама.

Честно признаться, я не мечтала с детства работать на флоте — меня надоумили родители. Когда я поступала, то не понимала всей серьезности этой профессии. Думала, что отучусь просто ради родителей. И даже когда пришла на первую плавпрактику еще не понимала, что моя жизнь будет связана с флотом. Но, со временем, действительно начала получать удовольствие от того, что делаю.

О женском экипаже и снах о теплоходе

Я поступала в 2004 году в Измаильский филиал Одесской морской национальной академии. Это был первый год, когда девушек набирали на судовождение. Нас было всего двое. Потом перевелась в Одессу. Одесская морская национальная академия самая знаменитая. И не только в Украине, но и за рубежом — с нами училось много иностранцев. И девушек там было уже больше, чем в Измаиле. У нас даже был отдельный женский экипаж, где мы жили. Сейчас уже с каждым годом все больше девушек поступает в мореходку.

Я в пароходстве уже десять лет. Работать штурманом начала в 2008 году. С перерывом на отпуск по уходу за ребенком. В начале июня перешла на берег, работаю в агентстве „Транскруиз“ Украинского Дунайского пароходства, которое занимается эксплуатацией пассажирских судов. Мой сын в этом году идет в первый класс, поэтому я решила сменить работу — хочу проводить с ним больше времени. Очень сложно уходить в рейс на полгода и не видеть ребенка. Надо отметить, что для меня как судоводителя интересно поработать на берегу, чтобы понять весь процесс работы пассажирского флота. Но, я очень скучаю по работе штурманом. Первое время каждую ночь снились сны про теплоход „Украина“.

О красноперке и субординации

Работа штурманом — не для слабых. Нужно знать навигационные условия реки. Дунай река очень суровая. Большое количество мостов, шлюзов. Если вода поднимается — можно не пройти под мостом, тогда разбирается рулевая рубка, если низкая — есть опасность сесть на мель. Это стрессовая работа: расхождение судов на близком друг от друга расстоянии, шлюзование, мелководье, высокая вода... много таких моментов.

У нас речной флот и традиции отличаются от морских. Если на морском флоте моряки проходят крещение при пересечении экватора, то на Дунае в первом шлюзе, которое проходит судно, мы крестим тех, кто первый раз вышел в рейс — обливаем водой и даем имя. Таким образом, посвящаем в моряки Дуная.

Для меня крещение было полной неожиданностью, я не знала об этой традиции. Когда мы прошли шлюз „Джердап-2“, на палубе меня окатили холодной дунайской водой и объявили, что я прошла крещение. Чаще всего во время крещения моряков-дунайцев называют в честь какой-нибудь рыбы. Меня, например, окрестили Красноперкой. Однако в дальнейшем моряки друг друга называют по имени или по имени отчеству, это зависит от субординации.

На флоте все строго придерживаются субординации. На капитанском мостике друг к другу обращаются по имени отчеству. Капитан пользуется большим уважением, также на теплоходе он является не только представителем судовладельца, но и представителем власти государства флага. Если в рубке находится капитан, следует спросить разрешения войти. Если он входит в помещение, все встают.

Про туристов и ночной ход

Я работала на судне Украина — 116 м длиной, шириной — около 17 м. Максимальная вместительность 180 пассажиров, но обычно загрузка чуть-чуть меньше — 140-170 человек, в зависимости от времени года. Летом конечно больше. Навигация длится с апреля по ноябрь. На Дунае туристы, в основном, — это немцы. Фрахтователь немецкий, поэтому мы с немцами и работаем. Украинцы очень-очень редко путешествуют по Дунаю. Бывают еще эмигранты, которые когда-то давно уехали жить в Германию. Мы называем их русскими немцами.

Тур длится около 7 дней. Маршрут — Пассау (Германия) — Будапешт (Венгрия) — Пассау. Пассажирские суда работают строго по графику. Мы берем туристов в Пассау и потом спускаемся вниз на Вену (Австрия). Идем всю ночь и в 10.30 приходим в город. На следующий день в 18.00 снимаемся и идем на Будапешт (Венгрия), потом Братислава (Словакия)... На пассажирских теплоходах УДП экипажи, в том числе, штурманы, работают по вахтам: с 00.00 до 04.00, с 04.00 до 8.00 и с 8.00 до 12.00. В основном, мы идем ночью, чтобы днем у туристов была возможность погулять, увидеть города. В темное время суток работа судоводителя сложнее, чем днем. Ночью судоводители управляют судном только по радару, так как плавучие знаки навигационной обстановки (буи) на Дунае не освещаются.

Про чемодан и систему all inclusive

Теплоходы Украинского Дунайского пароходства отличаются от иностранных. У нас есть прогулочные палубы, где можно погулять и подышать воздухом, когда судно в ходу. Есть нижняя, верхняя палубы, а также солнечная с бассейном. У иностранцев судно полностью стеклянное и закрытое, как чемодан. Но за счет этого каюты немного больше.

А еще у нас кухня очень хорошая, у иностранцев не такая. На наших теплоходах блюда готовятся непосредственно на судах перед приемом пищи, на иностранных преобладает кейтеринговое обслуживание. На теплоходах УДП для пассажиров готовят блюда украинской, кухни, а также стран пребывания — немецкой, австрийской, словацкой, венгерской. Питание входит в стоимость тура, на наших теплоходах действует система all inclusive. Туристам также нравится уровень обслуживания наших экипажей. Например, пожилые немцы удивлены тем вниманием и теплым приемом, которые им оказывают на наших пассажирских теплоходах. Многие с нами путешествуют по несколько раз. Есть случаи, когда между пассажирами и членами экипажа складываются чуть ли не родственные отношения. Иногда наши бывшие туристы приходят нас встречать на причал в Пассау.

Об отношении к женщинам

На всех пассажирских судах много девушек работает в сфере обслуживания — это и бортпроводницы, и бармены, и официантки. Но, судоводитель — я одна. Раньше, к тому что женщина управляет судном относились с недоверием. Как, когда-то к женщине за рулем автомобиля. Сейчас уже проще. Нас на Дунае уже четверо девушек-судоводителей. Но вообще, на Дунае ходит много голландских самоходок, а у них муж и жена работаю вместе — так принято. И для них это не такая дикость, как для нас.

Для женщин работа на флоте, особенно судоводителем, очень сложная. Мужчины чаще всего относятся с недоверием, скептически, не верят, что это надолго. Не раз от других слышала, что у меня мужской склад характера. Наверное, так и есть, и именно это мне помогло выстоять. Конечно, со временем отношение коллег-мужчин ко мне поменялось, мне стали больше доверять, я смогла доказать, что в этой профессии не на день, не на два и что собираюсь стремиться к новым высотам.

О мечте стать капитаном

Я не исключаю, что вернусь обратно на флот. Конечно, хотела бы стать капитаном. Для этого нужно много работать, повышать свой уровень знаний и практику, чтобы быть уверенным, что ты можешь отвечать за судно и всех вверенных тебе людей. Капитаном становятся после наработки определенного плавательного ценза. Например, чтобы стать капитаном, нужно восемнадцать месяцев отработать старшим помощником капитана. В свою очередь, чтобы стать старпомом, такой же период нужно отработать в должности второго помощника капитана и так далее.

У каждого моряка есть послужная книжка, в которую записываются рейсы — кто, сколько и где работал. У нас в УДП есть капитаны-наставники и если ты наработал нужное количество месяцев, то они подтверждают это, после чего нужно сдать экзамены. Капитан отвечает за безопасность экипажа и пассажиров, теплохода. Далеко не каждый штурман готов взять на себя такую ответственность, поэтому не каждый может стать капитаном или, как еще называют, мастером. У меня речной диплом и работать я могу только на Дунае. Работу найти можно — ведь только на линии Пассау-Будапешт ходит не менее 250 судов. В основном, под немецким, голландским, австрийским флагами, ну и украинским конечно же.

  • Поделиться в Facebook
  • Поделиться в Twitter
  • Подписаться в Telegram