в начало
Параметры
Что искать
Где искать
Сортировать

Нет результатов

Владычица морская:
мировое лидерство построенное семьей Maersk

Империя Maersk была основана более ста лет тому назад. С тех пор компания, несмотря ни на что, только упрочила свои позиции, став наибольшим контейнерным перевозчиком в мире. В чем же секрет успеха Maersk? Оказывается, семья и верность ценностям сыграли далеко не последнюю роль.

20 января 2015

66-летняя Ане Мэрск MакКинни Уггла - глава AP Moller Foundation – семейного фонда, управляющего Maersk Group, не дает интервью. Как и ее отец, возглавлявший компанию ранее, она ведет себя очень сдержанно и информации об Ане в свободном доступе очень мало, даже несмотря на то, что группа AP Moller-Maersk является крупнейшей компанией в Дании.

Тем более странно, что Ане недавно дала большое интервью корпоративному журналу компании – Maersk Post, которое, правда, размещено в виде тщательно с режиссированной статьи, несущей в себе определенные закодированные, но четкие сообщения. Из текста следует, что одержимость ее отца Арнольда Мэрска МакКинни Мёллера сохранением Maersk под жестким контролем семьи передалась и его дочери, которая прокладывает путь для следующего поколения. 

Читайте также: Чем обернется для Maersk смерть ее совладельца 

Интервью Maersk Post начинается с воспоминаний Ане Уггла об одном декабрьском дне 2003 года, когда ее отец пригласил 50 топ-менеджеров группы к себе домой и сказал, что он покинет мостик, но сохранит свою каюту – уйдя с поста председателя правления Moller-Maersk, оставаясь главой семейного фонда. В тот день, Арнольд Мэрск МакКинни Мёллер, жесткий и твердый человек, скромно живший к северу от Копенгагена, обозначил пять основных ценностей, которых группа должна придерживаться: постоянная забота, скромность, честность, наши сотрудники и наше имя. И когда Ане Уггла говорит об этих ценностях, она обращается к отцу и сыновьям в том же духе: "Ценность, отпечаток которой мой отец намеренно оставил на моих сыновьях: Не быть умным в отрицательном смысле этого слова. Не брать быстрый выигрыш, если это не отголосок возможности для долгосрочной перспективы. В противном случае, это может повлиять на наше имя".

Говоря о семейных ценностях, которые она унаследовала от своего отца, госпожа Ане подчеркивает, что они передались и ее сыновьям – Роберту Мэрску Уггле и его старшему брату Йохану Педерссону Уггле, которые занимают руководящие должности в группе. Ее слова были широко интерпретированы в Дании как важный шаг в управлении Maersk в течение ближайших нескольких лет. Еще в раннем возрасте дед увидел в Роберте наиболее вероятного руководителя группы. Ведущие бизнес-аналитики в Дании уже предсказывают, что, скорее всего, в ближайшие годы именно он примет у матери руководство семейным фондом. 

Семья и ценности Лево-либеральный политик Ликке Фриис, которая между 2009 и 2011 годами была министром климата и энергетики Дании, а также министром по вопросам гендерного равноправия описала Угглу как энергичную, живую женщину, очень уверенную в своих убеждениях. "Любой, кто имел удовольствие встретиться с Ане Угглой скажет вам, что она не папина дочка, без собственных мнений и позиций. Если вы так считаете, то будете неприятно удивлены", – заявила Фриис датской газете BT. Бывшая министр описала свою подругу как "невероятно талантливую", с большим чувством юмора. Особенно ей запомнился заключительный ужин во время поездки по Гренландии, когда Ане Уггла "не только произнесла лучшую речь, но также была одной из тех, кто смог спеть самые лучшие песни". 

Читайте также: Морская гигантомания: почему контейнерные перевозчики грезят идеями союзов 

В интервью Ане Уггле бесспорно заявляет, что она рассматривает беспрерывное владение семьи как явное преимущество. "Глубокая вовлеченность семьи и решение иметь фонд в качестве мажоритарного акционера работают на то, чтобы предотвратить любое поглощение группы. Среди прочего, это позволяет группе принимать долгосрочные решения, которые  в краткосрочной перспективе могут показаться не столь полезными", – объясняет она. 

Ценности и структура группы тесно переплетены. Утверждая, что они связывают прошлое с настоящим и будущим, госпожа Уггле называет их несущими колоннами компании. "По моему мнению, они высечены из камня, и могут стоять вечно. Один из моих сыновей сказал, что ценности значат гораздо больше, чем любой человек, независимо от его трудового стажа или наследства. Я считаю, это сильное заявление".

Новые веяния Жёсткость в характере Ане неожиданно проявилась в начале прошлого года в увольнении многолетнего президента Maersk Broker Йорна Стейна Нильсена. После более чем 40 лет работы в группе и 15 лет в Maersk Broker, его внезапно выдворили из семейной фирмы. "Я не ожидал такого – по крайней мере потому, что бизнес Maersk Broker под моим руководством находился в отличной форме, и приносил прибыль в течение многих лет", – заявил он газете BT. Нильсен был близок к Арнольду Мэрск МакКинни Мёллеру, работал в его секретариате в 1970-х, но это не спасло его от увольнения в пользу главы азиатского филиала брокерской фирмы Андерса Хальда. 

Это не первое большое изменение, внедренное Ане Угглой. В конце позапрошлого года главный фонд, находящийся в собственности семьи, был преобразован в холдинговую компанию: AP Moller Foundation передал свои 41,5% акций компании AP Moller-Maersk и 51,1% голосующих акций в новой структуре – AP Moller Holding. Данный шаг означает, что фонд, прославившийся финансированием строительства Оперного театра Копенгагена (открыт в 2005 году), больше не будет перечислять дивиденды группы на благотворительные пожертвования. 

"Мы должны воздерживаться от мысли, что мы лучшие в мире. Мы опытные в определенных сферах, – но мы никогда не должны быть самодовольными".

Вместо этого, он может сохранить средства (свыше 400 млн долларов в 2013 году) в качестве денежного резерва для бизнеса. Ане Уггла заявила тогда, что холдинговая компания позволит фонду укрепить свои активы и обеспечить финансовый буфер и гибкость для группы. "Это не спонтанное решение. Мы имеем дело с чем-то очень фундаментальным, а именно структурами фонда, и, следовательно, мы должны были все тщательно обдумать", – заявила она в интервью изданию Berlingske.

Возросший централизованный контроль устраивает семью Маэрск, но он также свидетельствует о том, что структура группы является более современной. Создание холдинговой компании отражает метод, по которому создавались подобные группы, и позволит Maersk уверенней держаться на плаву и приобретать активы.

В интервью Maersk Post Ане Уггла также намекает на то, что были извлечены уроки из прошлых периодов, когда группа была недостижимой на рынке контейнерных перевозок, конкурентов не следует недооценивать. "Несмотря на то, что время может быть трудным для бизнеса, который мы ведем, мгновенно отображаясь в плохих цифрах некоторых наших конкурентов, мы можем быть уверены, что они что-то сделают с этим. Но те же самые проблемы могут ударить позже и по нам. Мы должны воздерживаться от мысли, что мы лучшие в мире. Мы опытные в определенных сферах, – но мы никогда не должны быть самодовольными".

Ценности изменчивы Ценности могут быть постоянными, но Ане Уггла признает, что они не являются статичными. Этот месидж лег в основу книги "Культурный шок в Maersk Line", изданной в прошлом году бывшим директором перевозчика по исследованиям и электронной коммерции Ларсом Йенсеном (сейчас является исполнительным директором и партнером в SeaIntel Consulting). Его книга подчеркивает переход от внутренней культуры, в которой семья и верность были названы в качестве основных ценностей компании, к той, где показатели и результаты стали фокусом. 

Это означает, что некоторые старожилы считают, что ценности изменились, но Йенсен утверждает, что они не смогли прочитать мелкий шрифт, когда Мэрск МакКинни Мёллер оформил их. "Наши сотрудники" означает не гарантированное трудоустройство, а использование нужных людей в нужных местах. 

Йенсен был шокирован, когда большое количество людей было уволено в 2008 году, хотя этого не должно было случиться. Группа была всегда прибыльной, но в прошлом было больше индивидуализма; теперь контейнерные перевозки стали местом, где зарабатывать деньги и контролировать затраты легче через централизованную структуру. "В переходные периоды ценности могут и должны быть пересмотрены, да и интерпретировались они по-разному в течение долгого времени", – говорит Ане Уггла в интервью Maersk Post. И далее цитирует комментарий американского сотрудника относительно того, что "наше самовосприятие должно соответствовать тому, как окружающий мир воспринимает нас". 

Читайте также: Море оптимизма: почему глава правления Maersk верит в Китай и средний класс 

Ане Уггла (или ее пиарщики) также пытаются учитывать глобальную и довольно  разнообразную природу группы в современном мире. При этом сохранять традиционные методы ведения дел для Maersk является невозможным. "Мы живем в мире, где сложность возрастает, – говорит госпожа Уггла. – Мы можем многому научиться у людей извне – как мой отец учил нас, – и я очень рада, когда новые сотрудники приобщаются к нашим ценностям". 

Сложная судьба Чтобы достичь занимаемой должности, Ане, третьей и самой младшей дочери Арнольда Мэрска МакКинни Мёллера, самой пришлось бороться против некоторых старомодных взглядов. Ее дед, Арнольд Петер Мёллер, основавший империю Maersk в 1904 году, был глубоко разочарован, что она не была мальчиком. Ее отец изначально также предвзято относился к женщинам, принимающим на себя ведущую роль в таком мужском занятии как судоходство.

Брак Ане с членом Королевской семьи Швеции, Педером Угглой, и рождение двух сыновей были для нее приоритетом где-то до 35 лет, но затем она выросла неугомонной и получила научную степень по философии. В 1980-х Ане – только что начавшая учиться на переводчика – помогала отцу с трудным заданием в Швеции. Она никогда не говорила, каким было это задание, кроме того, что требовало перевода и правовой помощи, и что оно тяжело ударило по ее отцу.

Роль Ане в том случае поменяла и его отношение к ней. В 1991 году Арнольд Мэрск МакКинни Мёллер заявил, что его дочь участвует в делах потому, что "она яркая, умная и талантливая, и она была воспитана в духе и мышлении этой компании". Возможно, это помогло Ане достичь вершины своей родословной, в отличие от двух своих старших сестер она никогда не ссорилась с отцом. Отчасти это было вызвано тем, что ее муж с самого начала не хотел принимать участие в делах Maersk.

Примечательно, что в одном из своих немногих комментариев, напечатанных в газете Berlingske в 2013 году, она заявила, что хочет, чтобы в Maersk работало больше женщин. "Это очень плохо, и я говорю, как вице-президент компании AP Moller-Maersk, что у нас среди топ-менеджеров только одна женщина".

Забота и осторожность постоянны, но она настаивает на том, что они не должны душить предпринимательский дух. "Ценности не должны быть помехой или препятствием для принятия необходимых расчетных рисков, – прокомментировала Ане Уггла. – Я понимаю, что ошибки могут произойти, но мы должны на них учиться. И, надеюсь, не повторять их". 

Гордость матери Роберт Мэрск Уггла еще ребенком был отмечен дедом как наиболее способный, чтобы возглавить Maersk Group. Но он должен был доказать, что не только имеет умение наследовать группу, но и волю, чтобы сделать это и душевные силы, чтобы не быть раздавленным великими стариками из Мэрсков – его дедом, Арнольдом Мэрском МакКинни Мёллером, и его прадедом, Арнольдом Петер Мёллером. Младший из двух сыновей Ане Угглы был более подготовлен к работе топ-менеджера и достиг большего успеха, чем его брат, Йохан Педерссон Уггла. Он проявил себя как всесторонний менеджер, в то время как Йохан воспринимается как технократ. 

Роберт пришел в компанию в 2004 году и быстро стал главным менеджером Maersk Line в Дубае, а в 2009 году – управляющим директором субсидиария Brostrom Tankers. Всего три года спустя, он в возрасте 33 лет был назначен главным исполнительным директором компании Svitzer ("дочка" группы, занимающаяся портовой буксировкой). Под его контролем Svitzer в долгосрочной перспективе вылез из сомнительных финансовых результатов, а в прошлом году попал в цель группы, сообщив о 10,8% прибыли на вложенный капитал от 156 млн долларов прибыли. В 2012 году этот показатель составил лишь 0,5% при ничтожной выгоде в размере 7 млн долларов, хотя Svitzer отчитался об обесценивании гудвилла 109 млн долларов. 

У Йохана была менее блистательная карьера, начавшаяся с технического руководителя APM Terminals (портовое подразделение группы), ее кульминацией стало его назначение в 2011 году на должность главного исполнительного директора контейнерного терминала в Орхусе. Дальше он не поднялся по карьерной лестнице. Похоже, что Йохан никогда не стремился с полной отдачей к высшему посту, поэтому соперничество между братьями кажется маловероятным.

Успех Роберта отразился в его избрании в совет директоров в апреле прошлого года после того, как в отставку подала сестра Ане – Лейзе. Его назначение, слегка странно, делает его боссом своего босса, руководителя группы Нильса Смедегарда Андерсена. "У меня есть полная уверенность и вера в то, что он может справиться с этим", – отметила мать Роберта, Ане Уггла. 

Пол Беррилл, TradeWinds. Перевод портала ЦТС

Читайте также Крупнейшие грузовладельцы: Louis Dreyfus

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.