в начало
Параметры
Что искать
Где искать
Сортировать

Нет результатов

Пробки и парки:
Как Роберт Мозес изменил инфраструктурный облик Нью-Йорка

Нью-Йорк славится своими широкими автомагистралями. Но ширина дорог не спасает город от заторов и пробок. В этом жители винят одного человека – Роберта Мозеса, который за 40 лет изменил облик города.

Николай Засядько 14 сентября 2017

Жители Киева жалуются на пробки на дорогах, проблемы с Шулявским мостом или на отсутствие метро на Троещину, сложности с логистикой в другие районы города. Но схожие проблемы испытывают жители многих крупных городов. К примеру, Нью-Йорк переполнен автомобилями, с которыми не справляются даже широкие автомагистрали, построенные Робертом Мозесом.

"Вы можете нарисовать на чистом листе любые картины, которые вам нравятся, и побаловать свою прихоть на пустыре, распланировав Нью-Дели, Канберру и Бразилиа, но, когда вы работаете в очень застроенном мегаполисе, вы должны рубить своим мясным топором", – сказал он в одном интервью. Мозес знал, о чем говорит: за 40 лет своей деятельности этот человек кардинально изменил облик Нью-Йорка, одного из самых населенных городов мира.

Если взглянуть на результаты работы Боба Строителя, как его прозвали журналисты, то видно, что рубил своим "топором" он долго и упорно. С 1924 по 1968 год Роберт Мозес построил Линкольн-центр (крупнейший культурный центр Нью-Йорка. – ЦТС), парк Джонс- Бич на Лонг-Айленде, Центральный зоопарк, 658 игровых площадок, 13 мостов, 10 больших бассейнов, 670 км парковых дорог, 28,4 тыс. квартир в высотках, и спроектировал более 2,5 млн акров парков. Это только одна сторона его наследия. Другая же заключается в том, что его проекты вместо улучшения городской инфраструктуры, наоборот, ее ухудшили. Пожалуй, во всех Соединенных Штатах не найдется такого архитектора, имя которого вызывает столь бурную реакцию. Кто же такой Роберт Мозес и чем он насолил американцам?

Создатель парков

Как ни странно, но у человека, которого называют "строителем Нью-Йорка", не было ни архитектурного, ни инженерного образования. Роберт Мозес учился на политолога в Йеле, а в 1914 году защитил по этой специальности докторскую диссертацию в Колумбийском университете. Тема работы касалась назначения на государственные должности. После защиты диссертации Мозес устроился в Городское исследовательское бюро Нью-Йорка. Это было новое учреждение, созданное для реформирования системы городского управления.

Молодого реформатора заметили в команде тогдашнего губернатора штата Нью-Йорк Эла Смита. После его повторного избрания в 1922 году, Роберт Мозес перешел в команду губернатора. В 1924 году будущий "строитель Нью-Йорка" впервые был привлечен к городскому планированию. Он возглавил Лонг-Айлендскую парковую комиссию штата, которая отвечала за создание парков и парковых дорог на Лонг-Айленде.

Несколько визитов на Лонг-Айленд пробудили в Мозесе интерес к этой территории. На острове он увидел много свободной площади, которая находится вблизи Нью-Йорка и которую можно было превратить в зону отдыха, а растущая автомобилизация Америки способствовала бы беспроблемному доступу жителей города на Лонг-Айленд и близлежащие мелкие острова. Для этого нужно было построить парк, мост и парковые дороги.

Поэтому он предложил губернатору выпустить облигации на сумму 15 млн долларов для покупки этих земель и превращения их в парк. "Ты хочешь дать людям шубу, когда им нужно красное фланелевое нижнее белье", – ответил Эл Смит на предложение Мозеса. Несмотря на это, губернатор согласился с его предложением.

Первым крупным проектом Мозеса стал парк на острове Джонс-Бич (находится вблизи Лонг-Айленда), открытый в августе 1929 года. Этот комплекс площадью 4 тыс. га сделал Роберта Мозеса очень популярным. Во многих публикациях, посвященных его деятельности, парк Джонс-Бич отмечается среди несомненных заслуг Боба Строителя. На территории парка был пляж, летний театр, индейская деревня, бани и другие объекты для отдыха и развлечения.

Также в восточной части острова Джонс-Бич возник другой парк, впоследствии названный в честь Роберта Мозеса. В 1951 году к парку был построен мост, который соединял его с Лонг-Айлендом. Впоследствии мост также был назван именем Мозеса.

Боб Строитель возглавлял парковую комиссию штата до 1963 года. За это время благодаря ему было спроектировано или перестроено около 40 парков. В результате, Нью-Йорк получил новые зеленые зоны для отдыха. "До Мозеса у штата Нью-Йорк было скромное количество парков; когда он покинул свою должность начальника парковой системы, у штата было 2567256 акров парков", – отмечал известный архитектурный критик Пол Голдбергер после смерти Мозеса. Но даже при разбивке парков не все было так однозначно.

Шоссейный диктатор

Еще во время строительства парка Джонс-Бич, Роберт Мозес проявил свой авторитарный характер. При возведении одной из бань он решил закупить очень дорогой, но понравившийся ему, кирпич. Только этот материал обошелся штату в 1 млн долларов. В результате, парк был завершен позднее, чем ожидалось, да и шумихи тоже не удалось избежать. Любые доводы, которые говорили о нецелесообразности его затеи, Мозес категорически отвергал.

Помимо истории с кирпичом, Боб Строитель показал себя активным приверженцем автомобилей. "Мы живем в моторизированной цивилизации", – говорил он. Мозес считал, что за автомобильным транспортом будущее, поэтому все объекты, строительство которых он курировал, возводились в соответствии с этой идеей. К паркам подводились широкие дороги, а вблизи зеленых зон возводились громадные парковки. В результате, в большинство новых парков можно было попасть только на личном авто, а что будет потом, его не волновало.

Воплощением этой идеи стал проект целой сети автострад и мостов, которые должны были ускорить и улучшить автомобильное сообщение в Нью-Йорке. В 1930-х Мозес возглавил Мосто-тоннельное управление Трайборо, отвечавшее за строительство, а впоследствии за эксплуатацию, комплекса мостов Трайборо-Бридж. Эта мостовая система открылась в 1936 году и соединила Манхэттен, Бронкс и Квинс.

Реализация этого масштабного проекта вызывала недовольство жителей Нью-Йорка. В процессе строительства приходилось отселять людей и сносить здания. Из-за недовольства горожан Мозесу пришлось даже изменить некоторые планы. Изначально между Бруклином и Манхэттеном планировалось построить отдельный мост, но затем предпочтение было отдано тоннелю.

После войны Боб Строитель задумал построить еще несколько крупных автомагистралей. Первая прошла через Бронкс в сторону Нью-Джерси. В процессе ее строительства было отселено 5 тыс. семей. Вокруг двух других запланированных дорог разгорелись жаркие политические баталии и даже социальные волнения. Речь идет об автомагистралях Нижнего и Среднего Манхэттена. Эти дороги должны были соединить автомагистраль Кросс-Бронкс с мостовыми переходами Трайборо-Бридж. В результате Манхэттен превратился бы в крупную транспортную развязку, и вновь тысячам семей пришлось бы менять место жительства.

На этот раз в борьбу включилась урбанистка Джейн Джекобс. Свой протест она начинала с езды на велосипеде по широким дорогам и публикации своих заметок о неудобствах улиц Нью-Йорка. Когда ее квартал из-за автомагистрали Нижнего Манхэттена оказался под угрозой сноса, она стала активным организатором протестов. После бурных митингов и даже тюремного заключения Джекобс городские власти, все же, отступились от проекта. Правда, и организаторше пришлось эмигрировать в Канаду.

После такого провала начался закат эры Боба Строителя. Но дороги, построенные под его контролем, до сих пор существуют и создают неудобства для жителей города. Широкие автомагистрали не оправдали себя. Несмотря на большое количество полос, они не справляются с потоком транспорта. Как указывают архитекторы и урбанисты, главная ошибка Мозеса заключалась в пренебрежении развитием общественным транспортом. В результате американцы пересаживались на личные авто, которых становилось все больше, и вновь возникала необходимость расширения дорог. Эти обвинения звучали еще, когда Боб Строитель был у руля. Но он не обращал на них внимания, а просто отвечал: "Те, кто могут, строят, те, кто нет, критикуют".

Эксперты указывают на еще один минус строительства широких дорог в мегаполисе. Новые автомагистрали разделили целые кварталы. При этом часто маршруты прокладывались так, что районы, населенные бедными, оказывались по другую сторону дороги. Это только усиливало социальную напряженность в столь разношерстном городе.

Спустя десятилетия подход к городскому планированию поменялся. Джейн Джекобс оказалась права: людям нужно пространство для жизни, а не дороги. Сейчас эту идею перенимают даже официальные лица. Нынешний губернатор штата Нью-Йорк Эндрю Куомо проводит активную кампанию по исправлению ошибок Мозеса. В прошлом году он объявил программу по ревитализации Парка Ниагара-Фоллс вблизи Ниагарского водопада. Правительство штата планирует потратить 70 млн долларов на уменьшение количества полос парковой дороги, которая проходит вплотную у реки и ограничивает доступ для пешеходов в набережной. Примечательно, что перестройке, а точнее частичному демонтажу, подвергнется парковая дорога, названная в честь Роберта Мозеса. "Вы не должны блокировать свой самый большой актив, вашу набережную. Вы не должны закрывать общины. Это была ошибка", – заявил Эндрю Куомо.

Читайте также ТРАМПспортная инфраструктура: Что может построить президент США

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.