в начало
Параметры
Что искать
Где искать
Сортировать

Нет результатов

Владимир Омелян:
я отдаю себе отчет, что это не какой-нибудь startup

Какой министр лучше – технократ или политик, какие основные задачи ставит перед собой Владимир Омелян и что оставил ему предшественник в "трех конвертах" в первой части интервью для ЦТС.

Ольга Быстрицкая 28 апреля 2016

В Вербное воскресенье Владимир Омелян оставляет дома жену с маленьким сыном и едет на работу. Министр передвигается по городу на Volvo S80 2008 года выпуска, но, не смотря на любовь к автомобилям, самой запоминающейся поездкой называет путешествие на поезде через горы.

Рассказывает, что как и многие, один раз опаздывал на поезд, дважды - на самолет и это было полной катастрофой, поскольку у его сына был День рождения. А вот “зайцем” министр инфраструктуры никогда не ездил. “Базовая вещь, которой меня научили, - это порядочность. Поэтому, даже если я заходил в вагон и у меня не было при себе билета, то я бегал в поисках контролера, чтобы его купить и эти три минуты были для меня диким ужасом”, - делиться воспоминаниями Владимир. 

Кабинет министра расположен на 5-том этаже. После ухода Андрея Пивоварского он не изменился - те же картины, та же мебель, оставшаяся еще от предшественников. Разве что, в глаза бросается пустующее место на стене, где раньше висела тревел-карта. Владимир говорит, что в кабинет принес только фотографии семьи, которые поставил на стол. 

Говоря об экс-министре, вспоминается, что на последней встрече, около недели назад, он выглядел не обремененным тяжестью важной должности - жизнерадостным и улыбчивым. Шутил, рассказывал, как прошел фестиваль уличной еды. После отпуска он дал себе четыре недели для раздумий, чтобы определиться, где хочет быть, но это однозначно будет бизнес. 

Андрей Пивоварский позиционировал себя как министр-технократ, Владимир Омелян говорит, что будет много работать с депутатским корпусом. "Если нужно будет, разобью палатку под Верховной Радой и буду ходить, как свидетели Иеговы, к каждому депутату и объяснять важность принятия того или иного документа", - подшучивал Владимир. Но, в каждой шутке есть доля правды. Андрею Пивоварскому не удалось найти точки соприкосновения с депутатами, о чем он сам не раз говорил. Поэтому, продвижение законопроектов и работа с парламентариями  – один из главных вызовов для нового министра.

Рассуждая каким должен быть министр - технократом или политиком, Андрей Пивоварский тогда без особых колебаний отвечал – технократ и добавлял, что у него сложилось такое впечатление, что депутаты рады появлению нового лица в министерстве и готовы все начать с чистого листа. Владимир Омелян говорит, что для него, бюрократа с 17-ти летним опытом, важно показать, что бюрократы тоже способны делать реформы.

О том, удастся ли Владимиру Омеляну успешно сочетать в себе политика и технократа можно будет судить через время. Но, в интервью ЦТС он сказал, что реформирование морской и железнодорожной отраслей для него является одной из основных задач. 

Помните анекдот про три конверта? В первом из них было "вали все на меня". Что оставил вам Андрей Пивоварский в конвертах? 

Во-первых, я бы точно никогда не использовал первый конверт. Во-вторых, Андрей не оставлял мне никаких конвертов. У нас с ним, я считаю, очень хорошие отношения. И мы всегда честно обсуждали все проблемы. Иногда да, ему приходилось молчать, как приходится молчать мне. Но, зачастую, было полное взаимопонимание, и я этому очень рад. Я знаю, что такое смена команды, когда ты приходишь в абсолютно непонятную ситуацию с пустыми кабинетами, с пустыми компьютерами, без какой-либо передачи дел. Хотя, когда я увольнялся, я всегда передавал дела. Но, в этом случае все по-другому – нам должно быть легче, потому что мы не приходим в чужую обстановку. Мы в нормальном коллективе, имеем наработки, которые хотим развивать дальше. Поэтому конвертов Андрей не писал, и я не буду.

Я не хочу лукавить и рассказывать, будто я абсолютно не хотел эту должность, меня заставили и т.п. Да, я хотел эту должность, и я считаю, что готов к ней.

А были какие-то напутствия?

Просто сказал: "Держись".

Скажите, легко ли Вам далось решение согласиться на этот пост и что Вас на это сподвигло? 

Я не хочу лукавить и рассказывать, будто я абсолютно не хотел эту должность, меня заставили и т.п. Да, я хотел эту должность, и я считаю, что готов к ней. У меня нет вещей, которые неприемлемы для общества, нет своего бизнеса. Понимая, что это будет вредить делу, я сознательно отказался от любых контактов с друзьями, которые могли бы лоббировать свои интересы. Я стараюсь руководствоваться тем, что решения нужно принимать публично, не боясь неприятных вопросов и того, что у каждого может быть своя точка зрения. Заложив правильный фундамент, можно что-то создать. Когда ты начинаешь с фальши, лжи или навязывания своей воли - ничего доброго это не даст. Моя роль как министра – дать видение будущего и вести людей вперед. Я отдаю себе отчет в том, что это не какой-нибудь startup, ну не вышло, ну прогорел, ну давайте что-то другое попробуем. Это судьба страны и тут надо подходить ответственно.

На одной из наших встреч Вы сказали, что перед назначением у вас был раунд собеседований. С кем именно Вы общались? 

Я пообщался со всеми лидерами политических партий, которые сформировали коалицию. У меня была встреча с отдельными депутатами, которые скажем так, занимаются транспортной отраслью.

С отдельными депутатами, это Вы кого имеете ввиду? Вы говорили с главой транспортного комитета ВР Ярославом Дубневичем?

Сейчас нет смысла перечислять имена. Есть общая миссия – навести порядок в стране, и начать мы должны с инфраструктуры. Я всем гарантирую порядочность и понимание процессов со своей стороны, они со своей должны гарантировать мне поддержку. На этом фоне мы работаем вместе и если преломим ситуацию: сменим ситуацию на железной дороге, проведем реформу морских портов и морской отрасли, я считаю, что уже будет неплохо.

Я хотел бы, чтобы МИУ первым из министерств продало государственное имущество, которое не является стратегическим, и просто является источником теневой прибыли

Если я не ошибаюсь, это третье министерство в котором Вы работаете?

Нет больше. (начинает загибать пальцы – ЦТС). МИД, Минэкономики, Минфин, Минэкологии, Кабмин… это, как минимум, 6-ое.

Хорошо, но здесь Вы уже более года. Ощущаете ли Вы себя транспортником?

Ну, знаете…  Я действительно живу проблемами отрасли. Честно говоря, если я плохо сплю, то только из-за того, что случилось что-то плохое за то время, пока я сплю. Я не карьерный транспортник и не работаю в этой отрасли всю жизнь. Готов ли я натянуть каску и делать из себя, к примеру, железнодорожника? Нет, я вижу свою функцию в первую очередь, как менеджера. 

В последнее время в обществе возник особый интерес к вопросам инфраструктуры. У всех на слуху лоукосты, железная дорога и т.д. С чем Вы это связываете? Люди стали лучше разбираться в транспортных проблемах? 

Нет, у нас в принципе все комментируют всё. У меня тоже есть масса идей относительно глобального порядка в мире, но я держу их при себе, поскольку считаю, что не компетентен комментировать какие-то энергетические вещи или политические. Людей не то чтобы интересует, их озлобляет существующее положение вещей. Плохие дороги, плохой сервис, неправильное исполнение и хамское отношение, масса ограничений, которые отнимают время, крадут твои деньги... Моя задача в том, чтобы государство ушло из жизни граждан до максимально возможной точки. Чтобы мы не вмешивались, а только способствовали. 

Готов ли я натянуть каску и делать из себя, к примеру, железнодорожника? Нет, я вижу свою функцию в первую очередь, как менеджера.

Как Вы считаете, на каких трех китах должна стоять транспортная отрасль? 

Номер один – это кадровые назначения. С качественными людьми можно добиться качественного результата. В прошлом году было принято абсолютно правильное решение – запустить "свежую кровь" в Кабмин. Теперь мы должны запустить свежую кровь в отрасль. Мы не должны бояться идти на риск, если он обоснованный. Назначение Войцеха Бальчуна пока что имиджевое, и выглядит как рискованный, но правильный шаг. Я знаю, что в среде железнодорожников этот шаг очень приветствовали. Второе – способность элиты самоограничиться. Если они будут готовы отказаться от части своей сверхприбыли – мы сделаем шаг вперед. Третье – бизнес должен выйти в правовое поле. Когда есть теневая экономика – страна не может нормально развиваться. Но бизнес тоже должен сказать вслух, что монополия двух-трех элит их больше не устраивает. У нас должен сформироваться средний класс. Если это будет, то с транспортной отраслью все будет в порядке. 

Бизнес должен сказать вслух, что монополия двух-трех элит их больше не устраивает. У нас должен сформироваться средний класс

Вы говорили, что сформируете команду до конца недели. Можете уже сказать, кто будет первым заместителем и останутся ли Васьков, Рейтер, Снитко?

Давайте все-таки, когда произойдут кадровые назначения, мы все возьмемся за руки и выйдем к прессе. Пока что я не готов отвечать на этот вопрос. На самом деле есть ключевые вещи: я хочу закончить корпоратизацию УЗ, Укрпочты, реформу морских портов и морской отрасли. Я хотел бы, чтобы МИУ первым из министерств продало государственное имущество, которое не является стратегическим, и просто является источником теневой прибыли. И еще один важный аспект – борьба с коррупцией. Это должна быть на самом деле та контрольная функция министерства, о которой забывают. Мы должны пройтись "асфальтоукладочным катком" по всем коррупционерам.

В продолжение кадрового вопроса. Недавно Владимир Шульмейстер писал о том, что зарплата министра не может быть ниже, чем зарплата топ-менеджеров УЗ… 

Я думаю, моя жена была бы супер-счастлива если бы так было, но с зарплатами беда. Есть надежды, что с Законом о госслужбе, который вступает в силу 1 мая этого года, будет урегулирован вопрос по созданию фонда для оплаты работы чиновников. Но давайте перейдем от будущего к реальным вещам – пока что все неизменно и выглядит достаточно грустно.

Есть ключевые вещи: я хочу закончить корпоратизацию УЗ, Укрпочты, реформу морских портов и морской отрасли

Тогда как Вы будете мотивировать людей? Андрей Пивоварский не раз говорил о том, что хорошие кадры, ранее привлеченные им, уходят из министерства. 

Согласно новому закону, увеличение заработной платы для специалистов будет. По нашим подсчетам вилка составляет 4000-6000 тыс. грн. Но это тоже не изменит ситуацию. Я понимаю, что не смогу укомплектовать министерство волонтёрами. Поэтому мы ставим остро вопрос зарплаты, в том числе для топ-менеджмента. Для госпредприятий это удалось сделать, для госструктур – пока что нет. Мы предлагали МИУ в качестве модельного министерства, чтобы испробовать на нем высокие зарплаты и посмотреть на результат, но это не было воспринято. Я понимаю, что из-за этого у нас серьезный кадровый голод по всей государственной системе. Из МИУ ушло много людей и уйдет еще, потому что они не могут жить на такие деньги. И это тоже храбрый шаг с их стороны - вместо того, чтобы подаваться искушениям, они честно говорят: "Мы не можем, мы уходим".

Во второй части интервью с Владимиром Омеляном о том, что министр ожидает от руководителя УЗ Войцеха Балчуна, будет ли в Украине концессия дорог, и кому из АМПУ он "сделал предложение".

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.